четверг, 18 января 2018 г.

"За границей легко только первые дни…"

"…В магазине прилавок наряден. 
(До чего хороши 
Эти карандаши,
 
Эти перья и эти тетради!)"
 


60 лет назад быстро принимались от грусти нарушать за рубежом режим советские поэты:

"Стихи об Италии
Александр Прокофьев

Все оливы, оливы
Да лимонные рощи,
Все красиво, красиво,
А нельзя ли попроще?

А нельзя ли, чтоб буря
Посильней задрожала,
А нельзя ли, чтоб туча
На лазурь набежала?

Набежала б и скрылась,
Опаленная синью…
А нельзя ли, чтоб сердце
Не грустило так сильно

По ручьям-непоседам,
По долинам с калиной,
По душевным беседам
На земле соколиной?"

"Литературная газета", 1958, № 8 (18, январь), с. 2).

среда, 17 января 2018 г.

"Премудрости бывают у природы в пределах пограничной полосы…"

"…Как шумно тут растут на поле всходы!
Как звонко капли падают росы!"


55 лет назад советские люди вместе с руководством радовались тому, как хорошо поставлено дело у генерал-майора Поппе, полковника Чичке и ефрейтора Куца:
"Н. С. Хрущев в гостях у пограничников ГДР
Берлин, 17 января. Спец. корр В. Селиверстов и К. Саввин передают:
Сегодня у пограничников ГДР, несущих службу на границе с Западным Берлином, в гостях побывала делегации КПСС на VI съезде СЕПГ во главе с Первым секретарем ЦК КПСС Н. С. Хрущевым. Вместе с ними посетили пограничников Первый секретарь ЦК СЕПГ В. Ульбрихт, а также главнокомандующий группы советских войск в Германии генерал армии И. И. Якубовский.
В 13 часов местного времени колонна автомашин подходит к контрольному пункту Фридрихштрассе. Пограничники тепло приветствуют гостей. Комендант Берлина генерал-майор Поппе докладывает:
На границе спокойно, контрольный пункт функционирует нормально.
Товарищи Н. С. Хрущев и В. Ульбрихт здороваются с комендантом, с находящимся здесь министром национальной обороны ГДР генералом армии Г. Гофманом, офицерами, пограничниками и солдатами. Штабс-ефрейтор Гюнтер Загольски от имени пограничников ГДР приветствует советских гостей. Н. С. Хрущеву и В. Ульбрихту подносят букеты цветов.
Гости осмотрели пограничные сооружения. Затем они подошли к границе.
Собравшиеся у границы жители Берлина, а также проезжающие через контрольный пункт иностранные туристы дружественно приветствовали гостей. Происходит волнующая встреча с туристами из Италии и Франции. Они выходят из автобуса и здороваются с Н. С. Хрущевым.
Раздаются возгласы: "Да здравствует Хрущев!", "Ура!", "Вива!".
Делегация направляется в расположение одного из подразделений первой пограничной бригады Национальной народной армии ГДР. Личный состав подразделения дружным "Ура" встречает дорогих гостей. Командир бригады полковник Чичке отдает рапорт Н. С. Хрущеву и В. Ульбрихту. Солдаты преподносят им букеты цветов. Звучат здравицы в честь нерушимой германо-советской дружбы.
Затем состоялась дружеская беседа членов делегации с отличниками боевой и политической подготовки подразделения. От имени воинов ефрейтор Куц обратился к товарищу Н. С. Хрущеву со словами сердечной благодарности за миролюбивую политику, которую проводят Коммунистическая партия Советского Союза и Советское правительство. Мы обещаем, говорит он, стойко защищать границу ГДР с Западным Берлином и пресекать любые провокации со стороны "фронтового города".
В ответном слове Н. С. Хрущев говорит о необходимости объединения всех сил для борьбы за мир, чтобы предотвратить развязывание империалистами новой разрушительной войны. Он пожелал пограничникам успехов в деле охраны границ, в защите мирного труда населения Германской Демократической Республики".
("Восточно-Сибирская правда", 1963, № 16 (19, январь), с. 1).

вторник, 16 января 2018 г.

"Снежные сибирские белые поля..."

"…С детства сердцу близкая
Русская земля.
Ты ли мне не дорог,
Край мой голубой?
На границе часто снится
Дом родной".


65 лет назад советские читатели с нетерпением ждали свежих образцов литературы с мест:
"Критика и библиография
Альманах "Новая Сибирь"
Вышла из печати двадцать шестая книга альманаха "Новая Сибирь".
"Новая Сибирь", книга 26. Иркутск, Облгиз, 1952 г.
Открывающие альманах главы из повести лауреата Сталинской премии П. Маляревского "Здравствуй, жизнь! ", посвящены нашим студентам, их учебе, первым самостоятельным шагам в жизни. Было бы неправомерно давать только по отдельным главам оценку всей повести. Судя по напечатанным отрывкам, мы имеем дело с произведением на очень нужную тему.
Дело не только в том, что герои повести преодолевают трудности в достижении знаний. Повесть, на наш взгляд, должна дать картину нравов нашей молодежи, показать формирование их характеров, их высокие идеалы служения народу, которые воспитываются в них учителями, средой, самой жизнью.
"...Самое, знаете ли, страшное в нашей профессии, когда перестает для тебя существовать живой человек, а есть только этакая безликая человеческая единица, нуждающаяся в текущем и капитальном ремонте... Некоторые говорят, что врач должен воспитать в себе профессиональное равнодушие. Ерунда! Чушь!.. ", - говорит молодым врачам их руководитель, профессор Полозов, и эти слова лежат в основе тематической направленности всего произведения. В нашем молодом поколении воспитываются любовь к человеку, черты благородного советского гуманизма,  и именно в этом его принципиальное отличие от молодежи капиталистических стран, сознание которой отравляется идеологией человеконенавистничества.
В эпизодах с больной девочкой Саней, которой помогают студенты, в истории со студенткой Клавой, которая увлеклась театром и забросила учебу, в истории доклада Сени и в других эпизодах ярко проявляется кровная заинтересованность советских людей в судьбе каждого отдельного человека, и это качество становится понятием широким, неотъемлемой частью мировоззрения героев повести.
Хорошо, что герои повести показаны людьми, круг интересов которых не сужен одной учебой, профессией, что они интересуются и литературой, театром, ведут общественную работу, иначе говоря, полностью включены в большую, многообразную советскую жизнь. Хорошо, что они любят, страдают; наряду с достоинствами им присущи слабости и недостатки, которые преодолеваются сообща, коллективом. Это обогащает образы героев, приближает их к жизненной достоверности.
И все же в публикуемых главах эта усложненность образов еще недостаточно заострена, их внешние и внутренние противоречия еще недостаточно ярко и выпукло обрисованы, и потому они зачастую выглядят несколько блекло. Тоже можно сказать в отношении отдельных эпизодов, обрисованных как бы одной краской, без тех взлетов, которые создают контрасты. Языку повести не всегда хватает глубины, образности, индивидуализированности речи, неопределенным кажется нам и разговор Лены с Валей о будущей работе.
"...А вот приедешь куда-нибудь на край света, знаний у тебя мало, а опыта нет и будешь тыкаться, как слепой котенок», - говорит Валя. Автор сам, всем своим повествованием опровергает эти странные утверждения, тем более странные, что мы видим тех же Лену и Валю не только на теоретической, но и на большой практической работе, выходящими из стен института хорошими теоретиками и практиками. Неправдоподобным кажется нам и эпизод с диагнозом больной, когда пять врачей ставят пять различных диагнозов.
Повторяем: трудно судить о произведении по отдельным его частям и поэтому преждевременно давать ему окончательную оценку.
В рассказе Юрия Шамшурина "Дымок в лесу" повествуется о том, как солдат Вадин зимой возвращался из армии, заблудился в лесу и его случайно спасли председатель колхоза и приезжий корреспондент газеты. Недоумение оставляет этот рассказ. Для чего он написан? Что, собственно, хотел сказать им автор? Если бы все злоключения заблудившегося Вадина были оправданы какой-то высокой целью, мы бы увидели в этой истории нечто большее, чем случайное, мелкое событие. Рассказ, на наш взгляд, является примером того бездумного писательства, когда автор не ставит перед собой никакой серьезной и глубокой задачи, а пишет просто ради того, чтобы писать. При всем том, у автора есть определенные способности, которые позволяли ему создать хороший рассказ.
Совсем иное впечатление оставляет рассказ В. Пугачева "Голос Ивана Аверьяновича". Это – сама жизнь, яркая, действенная. Живо и своеобразно рассказано в нем о торжественном дне выборов в Совет, о том, как старый бакенщик Аверьяныч, всегда приходивший первым отдать свой голос за кандидатов народа, оказался отрезанным на своем острове и как его доставили на избирательный участок на самолете. Это исключительное обстоятельство помогает автору глубже и ярче нарисовать образы, сделать рассказ правдивым.
В картинах, рисуемых автором, явственно проступают приметы нового, колхозного быта, которые присутствуют во всем рассказе, во всех взаимоотношениях и поступках его героев. Именно это помогает В. Пугачеву создать подлинное ощущение жизни, ощущение радости, света. Сдержанным, хорошим юмором согрет образ Аверьяныча. Ясно очерчены образы председателя колхоза, пилота и особенно Андрея, по-настоящему веселого, обаятельного парня. Искусственным, а потому излишним кажется нам только коверканье пилотом русской речи.
Раздел "Дела и люди" открывается интересным и поучительным очерком Г. Кунгурова "Славное море, советский Байкал". В очерке рассказывается о большой и сложной работе байкаловедов, о профессоре Кожове и его сотрудниках, работающих над проблемами расширения "зон жизни" Байкала, над насыщением его вод "полноценными организмами промыслового значения". Рисуя живописные картины Байкала, рассказывая о людях, разрешающих его научные проблемы, автор не только совершает полезный экскурс в историю, но и открывает перед читателем заманчивую перспективу завтрашнего дня Байкала, с его будущими горно-климатическими курортами, с обновленной жизнью его вод и берегов.
Второй очерк этого раздела "Хозяин Лены" В. Козловского посвящен трудовым будням наших речников. Удачей очерка является то, что автор сумел дать целый ряд ярких зарисовок самоотверженного труда речников, раскрыть биографию своего героя – старого заслуженного капитана Василия Алексеевича Культяпина. Истым "хозяином Лены" выглядит этот скромный труженик, и автор правильно поступает, показывая его в момент, когда корабль проходит порог "Пьяный бык". Именно здесь, в эпизоде спасения женщины с ребенком, раскрывается он как человек. И вполне закономерно завершает автор свой очерк описанием назначения Культяпина на новый, большой карабль: "большому кораблю – большое плавание".
Следует, однако, отметить недостаточную работу автора над языком очерка, в котором попадаются такие выражения, как: "…мучился он в сомнениях и тут же разбивал их…", Пароход забурлил волны" и т. д., такие сравнения, как "красные розы, словно брызги огня".
Стихи, помещенные в альманахе, привлекают внимание своей актуальной и разнообразной тематикой.
Интересно стихотворение Юрия Левитанского "Утро нового года", со свойственным поэту сочетанием эпических и лирических мотивов, с характерным для него приемом широкого обобщения.
"За незыблемый мир! –
                                  отозвались поля и леса.
За незыблемый мир! –
                                  грохотало в расщелинах гор.
За незыблемый мир! –
                                  прошептал пограничный дозор.
Изделёка откликнулись
                                  Робсон, Неруда, Хикмет,
Итальянские доки,
                                  ночной партизанский секрет…"
Появление в альманахе нового цикла стихов Александра Гайдая – свидетельство растущей творческой активности поэта. В стихах встают образы старого садовода, который
                "…в этих саженцев семью
                Вложил всю волю, жизнь свою
                И в их цветеньи снова молод…",
И молодого геолога, у которой
                "…остались позади
                Друзья и институт, студенческие годы…
                Теперь она товарищ инженер".
Привлекателен образ старой учительницы, в котором наиболее сильно сказалась присущая поэту лирическая взволнованность:
"Мы к вам приходили с открытой душою
Просили совета и ждали ответа.
Вы всей своей жизнью, прекрасной, большою
Как добрая мать отвечали на это".
Заслуживают внимания стихи Виктора Киселева "Напарники" и "У Доски почета" о советских железнодорожниках. В них проступает собственная поэтическая интонация и тема. В стихах Александра Мандрика "Переселенцы" и "Наследники" чувствуется биение новой созидательной жизни на далекой Курильской земле. Этого нельзя сказать о стихотворении "Маяк", отвлеченном и риторичном.
Стихотворение Павла Непомнящих "Студент" привлекает внимание простотой, искренностью рассказа о студенте, который торопится получить знания для того, чтобы вернуться на работу в родной колхоз:
                     Осенний дождь шумит за стенкой
                      И ветер за окном.
                      Гостят Мичурин и Лысенко
                      У парня за столом.
Но рядом с этой строфой, стоит слабая строфа:
                      От председателя правления
                      Наказ он получил:
                      Науки нашей достижения
                      Детально изучи.
Это замечание о неравноценности частей, можно отнести к большинству стихотворений, помещенных в альманахе. В них есть серые строфы, рифмы, образы, сравнения, свидетельствующие о недостаточности поэтического мастерства.
Раздел публицистики в альманахе представлен статьей Евгения Виллахова "Как янки рвались на русский север", которая дает историческую картину алчной экономической экспансии американских миллиардеров и миллионеров на русский север, к его природным богатствам. Обширный фактический материал, приведенный в статье, разоблачает хищнический характер американского империализма, который Ленин назвал самым реакционным, самым агрессивным империализмом, готовым ради прибылей потопить весь мир в крови.
В разделе критики и литературоведения читатель познакомится с содержательной статьей В. Купреяновой о творчестве сибирского писателя А. Коптелова. Хотелось бы, чтобы литературно-критические статьи были в каждой книге альманаха.
В составлении очередной книги альманаха соблюден принцип ознакомления читателей с новыми работами иркутских писателей и поэтов. Положительной чертой альманаха является также тематики помещенных в нем произведений – все они обращены к нашему, сегодняшнему дню, к нашим советским людям, к их созидательному труду на всех участках всенародной борьбы за построение коммунистического общества.
Редколлегия альманаха должна настойчиво добиваться повышения качественного уровня публикуемых произведений, предусматривать возможно большее разнообразие в жанрах, включая боевую, действенную советскую сатиру. Серьезное внимание надо обратить и на регулярный выпуск альманаха, а также подумать о замене его серой, неказистой обложки.
Алексей Самсония".
("Восточно-Сибирская правда", 1953, № 14 (17, январь), с. 3).

понедельник, 15 января 2018 г.

"Снежочек падает и тает, когда солнышко печёт..."

"…Жизнь счастливая настала,
Быстрой реченькой течёт".


55 лет назад в СССР и законсервированные в резерв паровозы умудрялись как-то умыкать воду из железнодорожных бань:
" Быт помехами забит
Обзор писем
Попробуйте постричься в Камышете
Письмо из Нижнеудинского района от рабочих тт. Юркова и Федорова:
"У нас в Камышете вот уже два года нет парикмахерской. Пришло время постричься – езжай за пятьдесят километров в гор. Нижнеудинск. А населения у нас более тысячи человек. Но если не могут открыть постоянную парикмахерскую, то почему нижнеудинские бытовики не могут создать передвижную парикмахерскую по обслуживанию населения таких поселков как Камышлет? Ведь можно перенять хороший опыт Братского комбината бытового обслуживания № 2, где парикмахерская выезжает даже в тайгу".
К сожалению, и в самом городе Нижнеудинске бытовое обслуживание населения, работа коммунальных предприятий не на уровне.
"В Нижнеудинске", - пишет житель этого города тов. Трусов, - только две небольшие бани. В городской коммунальной бане, как обычно, создаются большие очереди. Но в том же мужском отделении из пяти кранов действуют лишь два. Да и с ними нужно обращаться умеючи. А во второй бане – железнодорожной, зачастую нет воды. Раньше здесь ссылались на то, что много воды забирают паровозы. Но ведь сейчас на дороге электровозы и, как известно, им вода не требуется..."
("Восточно-Сибирская правда", 1963, № 12 (15, январь), с. 3).

воскресенье, 14 января 2018 г.

"Кабы Сталина увидела — сказала бы ему…"

"…Благодарствую, родимый,
За заботушку твою".


70 лет назад советские люди уже путали яйца с яичками:
"Все еще не перестроились
Прошло около месяца после постановления Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) об отмене карточек на продовольственные и промышленные товары, а работники cтоловой № 2 (заведующая тов. Комкина) города Грязовца все еще не перестроили свою работу.
Как правило, меню в столовой не составляется. Обеды низкого качества и из недоброкачественных продуктов. Я лично заказал 5 штук яичек и их три раза пришлось обменивать. Обеды подают в грязной посуде, вилки ржавые. Помещение столовой грязное. Вероятно сюда не заглядывает санитарный инспектор. Нет контроля и со стороны работников райпотребсоюза, а следовало бы!
С. Чукичев".
("Красный Север", Вологда, 1948, № 10 (14, январь), с. 3).

суббота, 13 января 2018 г.

"Я на танке в чистом поле впереди отряда…"

"…Написали б вы мне, что ли, 
Драгая ненагляда!"


75 лет назад на временно оккупированных советских территориях в русле первейших задач идейно-воспитательной работы трудились с огоньком переводчики:
"Подполковник Зайц, отмеченный Дубовым Венком, пал на Востоке
БЕРЛИН. 20 декабря 1942 года пал геройской смертью в боях между Волгой и Доном, в ближнем бою во главе своего полка танковых гренадеров, подполковник Герман Зайц, рожденный в Байленгрессе и проживавший в Мюнхене, отмеченный Дубовым Венком к Рыцарскому Кресту Ордена Железного Креста. Несколько недель тому назад Фюрер наградил, как 140-го воина германской армии, этого чрезвычайно заслуженного команданта полка за его великие боевые успехи, достигнутые им по его отважной силе и храбрости вместе со своими танковыми гренадерами, Дубовым Венком к Рыцарскому Кресту Ордена Железного Креста. Как первый борец своего полка, он в наступлении и обороне принимал горячее участие в успехах своей дивизии в августе 1942 года на северном участке от Орла. Нужно отметить воинскую дисциплинированность и чрезвычайное поведение подполковника Зайца, что лишь на участке его полка за три дня успешно были отбиты 20 массовых наступлений большевиков.
Жизнь этого храброго воина орденоносца нашла теперь высшее завершение. Дух его, проявлявший боеспособность, будет дальше жить среди его танковых гренадеров и будет для них дальнейшим примером, желанием и обязанностью в борьбе".
("Азовский вестник", Геническ, 1943, № 4 (13, января), с. 1).

пятница, 12 января 2018 г.

"Дружно льются наши песни звонким переливом…"

"…От границы до границы,
По стране счастливой".


55 лет назад в СССР успех работы предприятия зависел прежде всего от хозяйственных качеств руководителя:
"Нечестных - вон!
В сейсмо-разведочной партии, находящейся в дер. Марково Усть-Кутского района трудится около четырехсот рабочих и служащих. Они работают, не считаясь ни со временем, ни с трудностями. А их у нас, конечно, немало. С некоторыми приходится мириться – ничего не поделаешь: север, далеко от железной дороги. Это трудности роста. Мне хочется говорить о другом – о трудностях, которые возникают из-за нерадения, безобразного отношения некоторых к своим
обязанностям. Есть у нас столовая орса геологоуправления. Заведует ею М. А. Дражникова. Хозяйничает она здесь, как в своей вотчине. Обсчитывает, обманывает… Как-то решил рабочий контроль проверить раскладку продуктов и поразился. Там, где положен выход ста порций, у Дражниковой получается 250. Котлеты стоят 31 копейку, а продаются по 41. А как она груба с рабочими, как заносчиво ведет себя!
- Будете жаловаться – сами вылетите, - заявляет она работникам столовой.
М. Овсянников,
рабочий Марковской сейсмопартии".
("Восточно-Сибирская правда", 1963, № 9 (11, январь), с. 2).

четверг, 11 января 2018 г.

"А там, где тропинка в развилку…"

"…Где гуще в ложбине тальник,
Стоит за кустами Данилка,
С ним рядом - какой-то старик".


65 лет назад в СССР гремели взволнованные рукоплескания юных зрителей:
"Театр
Спектакль о юном герое
"Павлик Морозов" на сцене Иркутского ТЮЗ'а
"Память о нем не должна исчезнуть", - эти слова Алексея Максимовича Горького поставлены эпиграфом к пьесе В. Губарева "Павлик Морозов". И вся пьеса как бы отвечает на них. Воспетый в поэмах и песнях, увековеченный в названиях улиц и школ, воплощенный в мраморе и бронзе, пионер Павел Морозов, 14-летний мальчик, отдавший свою жизнь за торжество дела Ленина-Сталина, за счастье народа, оживает в драматическом действии.
Драматург не подчеркивает исключительность своего героя, а изображает его таким, каким он был на самом деле – простым, жизнерадостным мальчуганом из уральской деревни Герасимовки, пытливым школьником, веселым отзывчивым товарищем. Театр юного зрителя (постановщик главный режиссер театра С. С. Казимировский) верно и глубоко прочел текст пьесы и постарался довести замысел автора до зрителя, показал, что героическое прекрасно в своей простоте.
Ощущение правды жизни охватывает зрителя уже в первой картине. Следуя авторской ремарке, художник А. С. Якимчук правдиво и живописно изобразил таежную деревню на севере Урала, уходящие вдаль тесовые, почерневшие от непогоды крыши изб, низенький забор и калитку, тенистую березу перед крыльцом. Здесь живет Павлик Морозов, за этим дощатым, вкопанным в землю, столом он готовит уроки, здесь он играет с младшим братишкой Федей. А вон на дереве висит прибитый им скворечник...
Павлик появляется на сцене в синей сатиновой рубашке-косоворотке, подпоясанный тонким ремешком, в простых, немного великоватых сапогах. Его внешний облик такой же, как и у многих других ребят села. И поведением своим Павлик во многом напоминает сверстников. Как и они, - он мастер на всяческие мальчишеские затеи и выдумки. И в то же время есть в его словах и поступках то, что отличает его от ровесников, делает признанным вожаком деревенских ребят. Несмотря на свою юность, Павлик – человек твердых убеждений, он привык поступать так, как учат в школе, как велит ему его пионерский долг, его совесть.
Артистка О. Е. Солодухина, с большим тактом и искренним воодушевлением играющая Павлика Морозова, выразительно передает цельность характера своего героя, его стремление добиться правды, понять ее.
Вот Павлик присутствует при разговоре его отца, председателя сельсовета Трофима Морозова (арт. И.И. Карбовский), с батраком Василием Потупчиком (арт. И. Г. Коршунов). Сын еще не знает, что его отец продает интересы трудового крестьянства, но он слышит, как дядя Василий, не найдя управы на кулака
Кулуканева, в сердцах бросает Трофиму: "Вам народ доверие оказал, а вы против народа выступаете". И Павлик, знающий о том, что интересы народа – превыше всего, задумывается над этими словами, с недетской серьезностью ищет ответа: кто же прав? Он любит отца и хочет видеть его честным и чистым. Порывисто, с надеждой в голосе переспрашивает он мать: - Значит, он все по закону делает?
Но в том-то и суть, что отец Павлика, председатель сельсовета, Трофим Морозов, все делает не по закону, а вопреки ему.
Корыстолюбие и пьянство приводят его к преступлению. Он готов продать высланным из Кубани кулакам фиктивные справки о их социальном положении. Случайно Павлик становится свидетелем сговора отца с одним из этих явных врагов – кубанцем Хромым. И тогда сомнение в правоте отца перерастает в твердую уверенность, что тот неправ, что так поступать нельзя.
Сцена разоблачения Павлом отца – одна из самых впечатляющих и в пьесе, и в спектакле. Сила ее – в остроте конфликта, который достигает здесь своего наивысшего напряжения. И артистка О. Е. Солодухина и артист И.И. Карбовский, исполняющий роль Трофима, с чувством большой жизненной правды показывают столкновение отца и сына. Отец, до этого жадно пересчитывавший деньги,
полученные за предательство, теперь потрясен, напуган тем, что все сорвалось. В лице Павла он уже видит не сына, а врага, к которому он в эту минуту питает звериную злобу. А юный Павлик выступает как обличитель, как человек новой коммунистической морали. И хотя в его возгласе – "Что делаешь, папанька?" – звучит еще сыновья боль, он уже непреклонен в своем решении разоблачить преступление отца. Как вызов бросает он ему в лицо: "Это ты советскую власть продаешь!" А потом горько плачет, плачет, ибо чувствует, что с этой минуты у него уже нет отца.
В борьбе, в суровой классовой борьбе мужает и крепнет Павлик Морозов. Его люто ненавидят кулаки, ему приходится трудно, но он не падает духом, не отчаивается, ведь рядом хорошие друзья, верные товарищи. Это единство Павла с коллективом, сознание им своей правоты убедительно показаны во многих эпизодах, ими по сути проникнут весь спектакль.   
По-настоящему лирически, с большим настроением и глубоким проникновением в психологию ребят поставлена в спектакле сцена на таежном озере. И здесь успеху во многом способствовал художник. Он создал поэтические декорации: осенний вечер, густая синь чуть плещущей воды, таинственная темнота окружающего леса, огоньки и дымки далеких костров… Ребята сидят у костра, варят уху, говорят о предстоящей учебе, строят планы на будущее. В этой картине (как и в ряде других) живо и ясно предстают перед нами ближайшие друзья Павлика: стремительная и по-детски еще наивная Мотя Потупчик (артистка Р. И. Манихина) и нерешительный, но добрый и отзывчивый Яша Юдов (артистка Р. П. Воликова). Интересен и образ Пети Сакова (артистка А.Д. Малинина), внешне угловатого и ершистого, а в действительности неплохого и честного паренька, сердцем почувствовавшего правду Павла и его товарищей.
Столкновение ребят с подкулачником Данилкой, завершающее эту сцену, выразительно показывает их сплоченность, готовность постоять друг за друга.
В спектакле о юном герое первостепенное значение приобретает глубокая обрисовка взрослых положительных персонажей. В самом деле, настоящая правда
приходит в село Герасимовку вместе с работником райкома партии Дымовым и учительницей комсомолкой Зоей Александровой. Они – посланцы партии и комсомола в деревне. К ним тянутся и взрослые и дети. Драматург интересно задумал, но не до конца художественно ярко выписал эти образы. Исполнитель роли Дымова – артист В. П. Манихин во многом обогатил драматургический материал. Его Дымов вызывает симпатии зрителей: это умный, волевой человек, он полон спокойствия, выдержки, человеческого обаяния. Менее удалась артистке С. Я. Павловской роль Зои Александровой, характер ее остался нераскрытым, не выявлены источники влияния молодой учительницы на ребят. Не веришь и в жизненную достоверность поведения батрака Василия Потупчика. Способный актер И. Г. Коршунов на этот раз не нашел нужных красок, чтобы обрисовать образ деревенского пролетария, человека, прошедшего суровую школу жизни.
Это тем более бросается в глаза, что отрицательные персонажи – кулаки – поданы в спектакле с большой обличительной силой. Артисты А. Ф. Раковский, В. Я. Коноплянский, В. И. Чугунов, В. И. Шестерников, каждый по-своему, передали живые черты изворотливых, хитрых и непримиримых врагов.
Встречаются в спектакле и некоторые другие частные недостатки и погрешности, но не они определяют его общее звучание. В целом театр справился со своей задачей.
Пророчески звучат в конце спектакля слова коммуниста Дымова о том, что пройдут годы, расцветет на земле жизнь, во имя которой погиб в борьбе пионер Павлик Морозов, но не изгладится в памяти поколений его имя, его подвиг. И словно символ этого бессмертия возникает из затемнения ярко освещенный памятник пионеру-герою. Гремят взволнованные рукоплескания юных зрителей и невольно вспоминаются слова поэта:
             "Павлик на Красной Пресне
             В бронзе встал у древка.
             Для смелых сердец примером
             Ровесником пионерам
             Он будет во все века".
"Павлик Морозов" на сцене Иркутского Тюз'а – заметный шаг вперед в творческой деятельности театра. Спектакль прославляет подвиг юного патриота, учит быть до конца преданным делу партии, делу народа, воспитывает зрителей на вечно живом, бессмертном примере героизма.
Александр Гайдай".
 ("Восточно-Сибирская правда", 1953, № 8 (10, январь), с. 2).

среда, 10 января 2018 г.

"Не уйдет чужеземец незваный, своего не увидит жилья…"

"…Ой, туманы мои, растуманы,
Ой, родная сторонка моя!"


75 лет назад и на временно оккупированных территориях продолжались утонченные отношения советских людей с руководством:
"Благодарность Фюрера
УК, КИЕВ. Гражданка г. Киева, г. Романовская, принося благодарность за освобождение Украины из под большевистского ига, послала подарок с письмом Фюреру.
Недавно из Канцелярии Фюрера получен ответ, в котором Фюрер сердечно благодарит за примерный поступок украинки".
("Азовский вестник", Геническ, 1943, № 3 (10, января), с. 1).

вторник, 9 января 2018 г.

"Двенадцать… Исчезает старый…"

"…И перед нами новый год.
Без норм на хлеб и промтовары,
Он, как желанный гость идет.
На нашей елке изобилье –
Дары заводов и земли:
И ситец, и автомобили,
И полноценные рубли".


70 лет назад советские люди всё ещё не могли наглядеться на новые свои целковые:
 "Мой рубль
Михаил Луконин
Я новый рубль
В карман кладу, -
Он полной ценою вечен,
Он выпущен в сорок седьмом году,
Моим трудом обеспечен.
Да здравствует твердый курс трудовой –
Ценность и сила веская –
Новый рубль полноценный мой,
Валюта моя советская!
Заокеанский мешок тугой
Долларом душит страны,
К Европе тянется жадной рукой,
Лезет в ее карманы.
Но не купишь! Рабочий класс
Святая ненависть движет,
Народ трудовой смотрит на нас
В Неаполе и Париже.
Честность рубля моего видна
Глазам всего человечества,
Его полноценность подтверждена
Гербом моего отечества.
"Огонёк", 1948, № 2 (11, январь), с. 9).

понедельник, 8 января 2018 г.

"Лучший токарь на заводе — дорогой милёнок мой…"

"…Фотокарточка милого
На доске у проходной".


50 лет назад в СССР у чекистов разрешалось докладывать сидя:   
 "Леонид Тамаев
Запасной вариант
Повесть
 …Дело Никольчука Маясов вел сам. Ему помогали капитан Дубравин и лейтенант Зубков. Этот выбор помощников, людей столь разных, был для Маясова не случаен. Он хотел, чтобы молодой сотрудник практически перенимал все полезное у своего старшего товарища, более опытного чекиста. В конце каждой недели они втроем подводили итоги по делу, анализировали оперативную обстановку.
Сегодня сделать сообщение Маясов поручил Зубкову. И тут же предупредил:
- Только покороче! Времени у нас в обрез.
Педантичный лейтенант встал (хотя докладывать разрешалось и сидя), поправил и без того аккуратный узел галстука и, стараясь не заглядывать в лежавшие перед ним бумаги, начал говорить:
- Полученные нами за последнее время материалы дают основание предполагать, что Алексей Никольчук, он же Михайленко, не только бывший пособник гитлеровских оккупантов, но и агент иностранной разведки...
Слушая Зубкова, Маясов глядел в свою раскрытую тетрадь, на чернильный чертежик. То был схематический поэтажный план дома № 33 по Большой Болотной улице. Никольчук снимал здесь комнату в квартире № 16 на втором этаже. Там же находилось еще семь квартир (в доме была коридорная система), и в том числе квартира № 9, где жила старушка Дитрих. Обе квартиры (№ 9 и № 16) Маясов обвел кружочками, кружочки соединил кривой линией, а линию оседлал большим вопросительным знаком.
А что, если зимой Барбара Хольме была в девятой квартире лишь ради маскировки? Зашла на несколько минут к старухе, передала ей письмо из Мюнхена и, не выходя на улицу, по внутреннему коридору прошла в другую, нужную ей, квартиру?
Маясов закрыл тетрадь, снова стал внимательно слушать Зубкова, перешедшего ко второй части своего доклада.
- Из связей Никольчука, представляющих интерес для отдела, установлен Игорь Савелов - лаборант оборонного завода "Кленовый Яр", имеющий доступ к секретным материалам... Сведения, которыми мы располагаем, являются, на мой взгляд, серьезными уликами против Савелова... Прежде всего это две его подозрительные встречи с Никольчуком. При этом считаю нужным подчеркнуть, что Савелов оба раза вел себя нервозно, настороженно. В частности, после первой встречи он уходил от Никольчука проходными дворами и огородами, в малолюдном месте перелез через забор. Идя на вторую встречу, в воскресенье рано утром, Савелов вылез из своего дома через окно. Полдня провел вместе с Никольчуком в лодке на реке. Никольчук удил, а Савелов что-то чертил или писал в блокноте... Не имея пока возможности сделать окончательный вывод о характере этих двух встреч, о содержании бесед между Никольчуком и Савеловым, думаю, что сами обстоятельства, в которых происходили эти встречи, несомненно, представляют оперативный интерес.
Зубков помедлил немного, припечатал сложенным платочком выступивший на порозовевшем лбу пот и, преодолевая волнение (ведь всего второй раз ему приходится анализировать серьезное дело), продолжал:
- Говоря о моральном облике самого Савелова, надо отметить его нездоровые, если не сказать антисоветские, настроения. Какая-то озлобленность на все и вся. Об этом, в частности, свидетельствуют его стихи, которые он читал своим товарищам. Это же подтверждается и руководством завода, точнее директором Сергеем Ивановичем Андроновым. Человек с подобными настроениями может оказаться подходящей добычей для вражеской разведки... Для характеристики Савелова небезынтересным является и его сожительство с артисткой городского драмтеатра - Ириной Булавиной. Муж Булавиной, режиссер Сахаров, работает там же. У них есть ребенок, который воспитывается у матери Сахарова, в другом городе. Короче говоря, Савелов разбивает здоровую советскую семью..."
"Огонёк", 1968, № 2 (6, январь), с. 28).

воскресенье, 7 января 2018 г.

"Много дров у нас в лесу, много и кустарника…"

"…Не бери пример с лентяя,
А бери с ударника".


70 лет назад на задушевные разговоры советским лесорубам оставалась ночь:

"Ц. Солодарь
Лесорубу

…Давно закончен день рабочий,
Отложен в сторону топор.
Начнем, товарищ, звездной ночью
Наш задушевный разговор.
О чем-то тихо шепчут ели,
Крупою снежною пыля…
В столице полночь отзвенели
Куранты древнего Кремля.
И звону этому внимая,
По всем краям земли родной
Ночную смену принимает
Шахтер, строитель, горновой.
И, может быть, в цехах заводских,
У плит мартеновской печи
Друзей далеких вологодских
Сейчас припомнят москвичи.
Храни такую дружбу свято –
Мы братством сталинским сильны!
Ты встретишь друга, встретишь брата
В любом краю своей страны.
Когда ты шел вперед с боями
Путем побед сквозь дым и гарь,
Твоими были земляками
Москвич, кубанец и волгарь.
Так и в труде неутомимом
Весь наш народ одна семья.
Мы все, товарищ, побратимы,
Все земляки и все друзья.
И ты шахтеру Подмосковья
В труде горячем – друг и брат.
И о тебе с большой любовью
В степях донецких говорят.
Как в дни боев однополчане,
Сегодня верят горняки:
Не подведут нас вологжане,
Не подведут нас земляки.
И над курганами степными
Взлетает песня в небеса
Про наши северные зимы,
Про вологодские леса.
А ты в лесу под шепот хвои
Услышь, товарищ, в этот час
Запевку про друзей-героев,
Трудом прославивших Донбасс.
Не будь в долгу перед страною,
Работай честно, с огоньком.
Своей делянкою лесною
Овладевай, как рубежом.
Иди вперед, преград не зная,
С тобой народ – ты не один!
Пусть свист пилы твоей рождает
Гуденье врубовых машин.
Работай доблестно и стойко,
Стахановец родных лесов,
Чтоб каждою крепежной стойкой
Крепить победу горняков.
Пусть сотни школ, больниц и клубов,
Пусть тысяча колхозных хат
О славе наших лесорубов
Родной Отчизне говорят.
Пусть по стране летят составы –
Твой честный труд в них воплощен.
Они твою проносят славу
За Днепр седой, за тихий Дон…
Тяжелый снег роняет ветки,
Поземка ходит по земле…
Наш вождь над картой пятилетки
Склонился в этот час в Кремле.
И светлой мыслью озаренный,
Быть может, устремляет взор
На Север, где лежит зеленый
Твоих лесов родной простор.
Он знает, наш великий Сталин,
Что лесорубы на постах,
Что вологжане клятву дали,
Взлелеянную в их сердцах.
Да, верит вождь твоей отваге!
Так будь в работе, как бою –
И клятву выполни свою,
Как слово воинской присяги!

Январь 1948 г.
Вологодская область".
("Красный Север", Вологда, 1948, № 5 (7, январь), с. 3).